Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Neformal

На улице Иман Хусейн Ахмед Салям Адиль в Москве.

"У меня в Москве — купола горят!
У меня в Москве — колокола звонят!
И гробницы в ряд у меня стоят,—
В них царицы спят, и цари.

И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Легче дышится — чем на всей земле!
И не знаешь ты, что зарей в Кремле
Я молюсь тебе — до зари!..."


Эти строчки принадлежат русской поэтессе Марине Цветаевой. Она родилась в Москве и жила в Москве , но нет на карте Москвы переулка Цветаевой. Как нет в городе и улицы Окджавы, площади Пастернака, проспекта Булгакова, бульвара Высоцкого, сквера Миронова. За-то есть улица Дыбенко кровавого большевистского ублюдка, уроженца черниговской губернии, есть площадь Хо Ши Мина, есть улица Салям Адиль - (интересно, кто-нибудь знает кто это такой?) Иман Хусейн Ахмед Салям Адиль - председатель компартии Ирака, список этот можно продолжать и продолжать. Но это все, как бы выразиться, гримасы социализма. Улица Кадырова, общее место, в нее не плюнул только ленивый. Я бы не хотел жить на улице Кадырова, но принимая во внимание две чеченские войны, из высоких политических мотивов такое можно стерпеть. Но зачем соседние улицы называть Котовского и Чапаева, или Новая и Радужная, вместо чтобы Андрея Миронова и Евгения Леонова - я не понимаю.

Neformal

Вчера нашел, про моего деда Николая Стора..

из воспоминаний Бронтман, Лазаря Константиновича
Дневники 1932–1947 гг.

"26 февраля.

Вчера до глубокой ночи сидели у нас Николай Стор и Непомнящий. Рассказывали всякие истории, но такие, какие могли поразить даже газетчиков. Лев рассказал о чуме в Москве. В том, что у меня записано еще в довоенном дневнике надо исправить две вещи: саратовский профессор остановился не в «Москве», а в «Национале», и привезли его не в Боткинскую больницу, а в Клиническую — на углу Петровки и бульвара.
Стор рассказал о первом дне войны. В этот день, в воскресенье, он как раз дежурил в «Последних известиях по радио». Пришел в 6:30 утра, начал спешно готовить 7-ми часовой выпуск. Работы невпроворот, каждая минута в обрез. Еще на лестнице уборщица сказала, что все телефоны звонят, но он махнул рукой — некогда.
Примерно в 6:45 она опять приходит.
— Там опять звонят, ругаются, что не идете.
— Скажите, никого нет.
Ушла, вернулась.
— Ругаются. Велят обязательно позвать.
— Тьфу! А какой телефон звонит?
— Горбатый, который на замочке.
Вертушка! Подошел.
— Кто?
Доложился.
— Где пропадаете?! Сейчас с Вами будут говорить.
— Кто?
— Услышите.
Через полминуты новый голос.
— Кто?
Доложился.
— С вами говорит Щербаков. Вот, что нужно сделать. В 12 часов будет выступать по радио т. Молотов. Надо все подготовить к его выступлению и записать всеми способами его речь. Вызовите всех, кого найдете нужным. Передайте Стукову (председатель Радиокомитета), чтобы он позвонил мне. Остальных работников найдете? Они, вероятно, на дачах, воскресенье? Сумеете все сделать?
— Да. А в связи с чем будет выступление?
— Началась война с Германией. Только вы об этом широко не распространяйте.
Стор вызвал и растолкал спящего шофера и послал его за Стуковым («да что я сейчас поеду, вот в 10 часов поеду за ТАССом, тогда уж по пути»), а сам сел лихорадочно заканчивать выпуск. Минуты остались!
Бенц! Вылетает из будки стенографистка:
— Вас требует немедленно Синявский.
Вадим Синявский был послан в Киев для передачи хода какого-то крупного футбольного матча, назначенного на воскресенье. До него ли было Стору!
— Скажите, не могу.
Ушла, вернулась.
— Он ругается матом, требует — во что б это ни стало.
Подошел, обложил:
— Вадим, ты не знаешь, что творится!
— Да нет, не то, не футбол! Ты не знаешь сам, что творится! Я не могу сказать прямо, даю по буквам: Борис, Ольга, Матвей, Борис, Иван, Лидия, Иван. И тех же я увижу при командировке в Луцк, Одессу...
Ух! Времени нет, выпуск полетел. Стор приказал повторить 6-ти часовой, только сообразил выкинуть из него сводку Германского Информбюро, передал стенографистке приказ всем корреспондентам сидеть, не отлучаясь, у репродукторов хотя бы сутки, вызвал по телефону нескольких человек., послал за остальными. В чем дело не сказал никому, предложил все готовить. Машина завертелась. Шофер Стукова поднять не мог. Стор поехал сам, еле достучался. Тот как услышал в чем дело, так ошалел. (Позже он был комиссаром полка и был убит).
Вскоре приехали чекисты и заняли все выходы и коридоры. За три минуты до назначенного срока приехал т. Молотов. Он сел за стол, раскрыл папку и начал читать приготовленную речь.
За полминуты до срока он встал и прошел в студию к микрофону. Стор подошел и налил нарзана в стакан.
— Уберите все лишнее! — резко сказал Молотов.
Левитан объявил его выступление. Молотов говорил очень волнуясь, нервно. Но записали все хорошо.
Это было последнее выступление руководителей партии из студии. т. Сталин 3 июля выступал из Кремля. «Объявлять» его туда поехал Левитан. Он рассказывал потом, что т. Сталин так волновался, что Левитан ушел в соседнюю комнату.
Весь день лежал дома, грипповал. К вечеру заехал майор Николай Васильевич Меркушев, бывший работник «Правды», ныне — замполит 54-го гвардейского Бахмачского ордена Суворова минометного полка. И потащил к себе. Они все время дрались в болотах у Мозыря, а сейчас выведены на отдых. Познакомились там с командиром полка — подполковником Аркадием Тимофеевичем Шаповаловым. Очень плотно пообедали, с тортом даже, с огромным удовольствием послушал радио. Разговор был интересным. Шаповалов рассказывал о первых днях применения «Катюш». Это было в августе 1941 г., под Смоленском, в 19-ой армии Конева. Всего две батареи. Личный состав строжайше отбирался комиссией ЦК. Район действия был оцеплен чекистами, не подпускали даже генералов. А теперь таких полков — сотни. Оба — большие патриоты своего оружия.
— Ну как его не хвалить, — говорит Шаповалов. — Это же мощь! Я могу дать за 7 секунд от 500 до 1000 снарядов. Чтобы дать такое количество, надо чуть не всю артиллерию армии собрать на узкий участок.
Боевой человек: десятки раз был под огнем. Однажды через его блиндаж переехал немецкий танк. И ни разу не был ранен!
Меркушев жаловался на тяжелые условия политработы. Полк получает 13 экз. «Правды» (одних только офицеров больше 70), 7 экз. «Кр. Звезды», около 10 экз. «Кр. Армии» и 25 экз. армейской газеты. Изредка — 1 номер журнала «Красноармеец», один номер «Парт. строительство» «Огоньа» и других журналов не видят. Книг совсем нет. Радио — только у командира полка. Кино последний раз видели полгода назад.
Это очень серьезные вопросы и надо будет обо всем этом серьезно поговорить в Москве.
Выпил стакан водки с гаком и трезв, как младенец. Вот растет квалификация!"

остальное тут http://militera.lib.ru/db/brontman_lk/index.html
Neformal

Награда нашла своих героев!

Отныне Реформ-Пресс получило статус предприятия-партнера крупнейшего производителя печатного оборудования немецкого концерна Гейдельберг. Это значит, что мы лучшие!!! УРА!



(слева на права) Николай Бовин, Дмитрий Вальтер, Андрей Стор (Я), Сергей Фадеев и Александр Гук (представитель Гейдельберг СНГ). В трогательный момент вручения у нового Спидмастера на нашем производстве в центре Москвы на Курской.



диплом



фишка такая на дверь)
Neformal

ФОТОАЛЬБОМ.Камчатка. Гиппенрейтер.

В Издательской Группе Реформ-Пресс (иными словами - Нами) подготовлена к выпуску книга – фотоальбом Вадима Гиппенрейтера, КАМЧАТКА. Это издание содержит около 500 лучших иллюстраций знаменитого мастера, сделанных им за 50 лет работы на полуострове, мы надеемся, что это издание станет лучшим альбомом о Камчатке за всю историю…






Collapse )