Neformal

Либеральная неувязочка. Всякое, дойдя до предела, становится своей противоположностью.

Современное либеральное общество подарило миру массу ярчайших противоречий. Свобода перемещения, тут легко соседствует с жесткими пограничными правилами. Благородная идея спасать исчезающие виды зверей – оборачивается дешевым политическим фарсом. Суверенность границ – попирается идеей «насадить» - «единственно правильный» способ существования человеческого общества. При этом в стране с имплантированной демократией жить людям, почему-то существенно хуже (сам лично общался с людьми в Тунисе, простыми людьми, говорят, что стало сильно хуже и сложнее жить).
Любая реальная физическая система существует в рамках сил действующих на стабилизацию системы и разрушение системы, при этом силы направленные на стабилизацию должны быть, понятное дело, сильнее. Известно, что в стакан можно налить вина больше его физического объема, «сверхом» - это называется «полная жизнь», если аккуратно действовать, то можно донести такой стакан до рта и выпить, то, что «сверхом» удерживается силой поверхностного натяжения. Когда держишь такой стакан, хорошо понятно, как зыбко равновесие. Любая общность - это система признаваемых нравственных принципов и традиций. Как только противоречий в системе накапливается, следует, само собой, дезинтеграция. С другой стороны, совсем без противоречий никак нельзя, нет развития. Полная стабильность, как известно на кладбище. Вопрос в деталях, как всегда. Как мне кажется, в краеугольных вопросах противоречия быть не должно.
Не должно, а усматривается. Главной ценностью полагают человеческую жизнь. Отсюда запрет на смертную казнь. Говорят: возможна судебная ошибка, вон за Чикатило сколько людей к стенке поставили. Им говорят, ну понятно, плохо, очень плохо…, но вон, смотрите, этот под офисные камеры наблюдения расстрелял коллег насмерть из автомата в офисе аптеки. Честно говоря, я не знаю, что они на это отвечают, наверное, что пожизненное хуже наказание, чем расстрел. Ладно, я собственно не против, я, скорее, за отмену смертной казни из чисто христианских соображений. Но либеральная мысль она же не стоит, она нам предлагает в пакете с запретом на смертную казнь - эвтаназию. Сейчас имею введу не отключение от приборов живого туловища, речь о «праве на добровольны уход из жизни», когда человек сознательно приходит к выводу, что дальше жить он не хочет и другой человек разъединяет его с жизнью. Отложив в сторону диспут о гуманности такой меры, про это много сказано со всех сторон, обращаю внимание на наличие тяжелого противоречия в краеугольном вопросе:
Допускает ли современное общество лишения жизни человека?
Почему возможность судебной ошибки – исключает смертную казнь, а возможность медицинской (я сам побывал жертвой медицинской ошибки и воспринимаю это явление вполне очевидно) – воспринимается обществом походя. Вы скажите чудес не бывает – я скажу, бывают чудеса! Люди поднимаются после страшных болезней, выздоравливают и восстанавливаются – я сам это видел. А если еще бы потерпел и, наука на месте не стоит, раз и появится средство от твоей болезни, и такое бывало – вчера безнадежный больной на которого все, включая его самого махнули рукой, сегодня жив-здоров.

Отчаянье или депрессия возникает у людей и по более пустым поводам, чем неоперабельный рак. К чему ведет такое «простое решение», как эвтаназия в палитре действий, где соседняя краска «тяжелая борьба за жизнь», «боль» и «преодоление немощи». На что буквально «провоцирует» тяжело больного человека, сама возможность этого варианта решения проблемы? Это же простой вопрос. Быстро и законно покончить с жизнью, которая перестала приносить радость и начала дарить боль.
Говорят врачи, я не врач, но в этом им доверяю, сегодня у медицины есть полный арсенал средств борьбы с болью. Значит, речь идет не о прекращении физической боли, а о праве на прекращения череды негативных душевных переживаний. Эвтаназия, как способ преодоления депрессивного синдрома, когда врачам нечего предложить больному? Где, собственно говоря, критерий этой депрессивности?
Трудно не заметить удобную циничность системы: «безнадежного пациента» списали по собственному желанию – врачам удобно, больной двигается по «простому пути» решения проблемы – заснул и нет мучений, да и родственникам проще («но Боже мой, какая скука с больным сидеть…»), меньше неудобств и расходов. Удобно устроились последователи идей доктора Кеворкяна.
Страшно себе представить, но эвтаназия – это роскошное поле для спекуляций! Впрочем, как я понимаю они уже и происходит в тех прекрасных странах, где приняты соответствующие законы и эвтаназия разрешена.

Я никому не судья и не ставлю на одну доску Чикатило и Кеворкяна, но неувязочка на лицо.
Neformal

Исторические факты...

... Ждет ли ВВП личностный кризис.

После смерти жены Анастасии с Иваном Грозным случился серьезный личностный кризис, повлекший за собой кровавый террор в среде бояр. Подозревая измену и отравления, Иван Васильевич перестал доверять своему окружению. Последствия этих исторических событий, хрестоматийный пример бессмысленной жестокости и варварства.

Иосиф Сталин довел свою жену до самоубийства, а возможно застрелил ее собственными руками. Сильную депрессию и помрачнение рассудка Сталина после смерти жены упоминают многие приближенные к телу. Массовые репрессии и террор, так же относятся к хрестоматийным примерам.

Путин избавился от жены, что ждать теперь?

Neformal

Собянин давай дАсвидание!

Собянин ушел в отставку. Все мои знакомые убеждены, что его переизберут. Странно будет, если "протестную" Москву, получится так поставить на колени. Я живу в этом городе и вижу насколько стало хуже при Собянине после "коррупционного" Лужкова. Фактор коррупционности не поменялся, пробок стало больше, то есть с дорожным вопросом все, как и было. Таджики перестали говорить на русском языке и с ними теперь не понятно и страшно в московских дворах...

Альтернативы, как обычно не прослеживается. С харизматичными лидерами – дефицит. Сложность еще и в том, что за годы правления Лужкова-Собянина, от реального управления чем-либо были отстранены любые иначемыслящие люди. Поэтому не совсем понятно, как кто-то со стороны сможет взяться за городское хозяйство и справиться с чиновничьим аппаратом Лужкова, который, несмотря на массовую смену кадров при Собянине, остался столь же мало эффективным и плохоуправляемым.